Погибший миф

Жаркое лето. Сейчас в самый разгар дня мелкие кумушки накаленные словно горящий уголь обжигают босые ноги и чтоб миновать ожогов иду вдоль берега по прохладной мокрой линии играющих волн. Залив Кассандра омывает берега двух полуостровов. Напротив видно длинный хребет гор соседа. А тут чуть левее остров интересно живет кто-нибудь там или его обитатели ночные призраки хранящие закопанные сокровища древних пиратов. Расстояние до острова далекое. С бинокля удается разглядеть пятна зелени на фоне коричневато-желтого холма.

А вот рыбацкий катер в метрах ста, где с шоколадным загаром полураздетые рыбаки сосут пиво с бутылок их рассмотреть можно до мелочей. Красиво здесь, однако мне одиноко и скучно. Сам живу в Салоники до дому два с половиной часа езды все друзья и родственники и милые красотки в городе, а я с кучкой маляров торчу тут целый месяц. Послал нас шеф красить виллы богатых людей. В округе густой лес, где ползают метровые змеи и неугомонно стрекочут кузнечики. Границу леса местами сразу обрезает море. Ближайший магазин в деревне за семь километров от нас. Бывает, останемся без продуктов и сигарет, а машины под рукой нет, тогда решаем прогуляться пешком в деревню или ждать попутный автомобиль из той гостиницы, что на спуске за холмом или из тех пустующих дач раскиданных редко на склоне гор. Быть может, встретится добродушный водитель и подвезет нас в деревню, однако надеется легче на Аладдина с ковром самолетом и его покорного слугу джина, чем на добродушного водителя. В гостинице где десяток номеров кроме лая собаки нечего не слышно разве только однажды раздался женский хохот. Впрочем, запоздавший летний сезон вступил в свою силу буквально на днях. Толпы туристов скоро затопчут гостиницы, уже топчут. Наш уголок неведом гостям и даже местным Грекам. Дорогу сюда знают лишь единицы и те словно договорившись, приезжают хором к середине лета. А наша задача быть сегодня в магазине. Скоротать путь через лес опасно прогрызенная тропа пересекается с водопоем для овец. У местного пастуха собаки как динозавры разорвут в мгновение. Обычно мы играем в карты и двое проигравших добираются любым способом до деревни. Я сам хожу через лес, но ни как проигравший, а как обозреватель. Порой уставший от работы и утомленный монотонными молитвами сходить в магазин. Я соглашаюсь, радуясь лишь короткому избавлению от пропитанных потом и краской маляров. Хожу с пожилым попутчиком. Он бородатый Грузин любит природу. Любопытство и мужская жажда приключений манит нас бродить часами по лесу, где в зарослях таятся змеи, и густится страх встретить огромных псов. На случай столкновения с демонами пастуха вооружаемся бесполезными дубинами.
В действительности красочность пейзажа наполняет желанием к жизни и любви. В дневные часы ветер несет соленый запах моря затем мешает аромат цветов, деревьев и дует как сейчас с заросших гор.
Я подошел к бару. Вид бамбуковых столиков, перил, столбов и соломенной крыши рисует в воображении Африку. В баре работает мой знакомый Албанец друг того парня, который смотрит за газонами вилл и иногда привозит нам наши заказы из магазина. Остальные четверо Албанцев выполняют на виллах черную работу. Он официант, он же сторож, он же бармен, он же дожидается вечер когда приедет хозяин в надежде ранних посетителей.

Мария.

Красное свечение скрытых вокруг лампочек за гипсовыми фигурками у потолка тускло освещает комнату. На улице стемнело и нет особой важности задвигать шторы, дабы яркий солнечный свет не смог нарушить созданный комфорт для наступающей эротической любви.
— Мария, я с трудом верю нашей встрече.

— Александр, милый мой я сама с трудом верю нашей встрече. Я так была одинока. Я чувствовала, что если не увижу тебя снова то умру. Я даже молилась, просила у Бога, чтоб нашла тебя. Я мечтала, как мы снова встречаемся, держим, друг друга за руку и идем по берегу моря там в том месте в Халкидики помнишь, где мы занимались любовью. Сейчас я даже не могу поверить своему счастью быть рядом с тобой.
— Дорогая на сколько дней ты приехала в Салоники?
— Не знаю, но в Афины возвратится к этому извергу я бы не хотела. Давай не будем говорить сегодня обо всех не приятностях.
— Окей.
Между дорогих двух мягких бордовых кресел и дивана где сидит Мария, стоит на ковре полированный журнальный столик. На столике разложены разные орешки, сладости, черешня в хрустальной вазе и шампанское с двумя бокалами.
— Мария может ты хочешь виски, вино или что ни будь другое? Кстати к твоему приходу я приготовил осьминога в белом вине. Бесподобный вкус, пальчики оближешь.
— Позже. Сейчас включи музыку и налей шампанского.
Комнату наполнила спокойная любовная песня. Среди стеклянных бус на люстре укреплен шарик бросающий разноцветные пятна света. Его подключил, чтоб тона цветов медленно кружась, разбавляли красный фон. Шампанское зашипело, пенясь в бокалах. Я подал Марии бокал и произнес короткий тост.
— За наше счастье, которое никто не посмеет у нас отнять! А кто нам желает зла пусть каждый раз видит нас в отражение зеркала.

Лед и секс

…Они утонули в жадном, несдержанном поцелуе. Он вложил Ей в рот кусочек льда, наслаждаясь контрастом горячих губ и холодного тающего кристалла.
Холод льда обжигал Её губы, но Его язык забрал спасительный холод так же бесцеремонно, как и подарил. Он чуть отстранился, смакуя кусочек льда во рту. Он сладостно жмурился, откидывал голову назад, облизывал кончиком языка губы, делая их влажными и соблазнительными, заставляя Её любоваться собой. И у него это получалось…

Его губы с зажатым кусочком льда, опустились к Её груди, томно поднимающейся Ему навстречу.
Лед скользил от груди к животу, стремительно тая и оставляя за собой холодную, влажную полоску, а Его горячие губы и язык согревали страстными нежными поцелуями, выискивая желание в глубинах горящего тела.
Он ловко ловил кусочек льда губами, не разрешая ему касаться живота, и вновь клал Ей на грудь, срывая с Её губ шумные вздохи…
Она стонала, нехотя пытаясь запретить Ему это баловство. Но слова не вязались во фразу, и, смешанные с томными вздохами, лишь подчеркивали положительное влияние этой игры.
— Тс-с… — выдохнул Он, обжигая своим дыханием Её нежное ушко, — наслаждайся!…
И он вновь положил почти растаявший кусочек льда Ей на грудь. Лед лениво, нехотя пополз вниз, невидимо исчезая с каждой минутой, но все еще преломляя попадавший на него свет, все еще забавляясь с солнечными бликами, все еще лаская, страстно тревожа кожу.
— Всего лишь одно слово… — шепнул Он, прежде чем его губы кинулись к прохладной капле, уже спустившейся к животу – это все, что осталось от кусочка льда…
Она зажмурила глаза, окунаясь в наслаждение, сгорая от нестерпимого жара, снедавшего Её тело, Она кусала губы, в надежде заглушить вырывающиеся стоны.
Ей не хотелось сдаваться под Его мягкими, уже чуть покрасневшими от поцелуев губами, под его бархатным дыханием, не хотелось утопать в огненном смерче, уже окутавшем комнату…
Не хотелось… не хотелось… ХОТЕЛОСЬ…
— О-о-ох! – глухой стон сорвался с Её губ в тот момент, когда лед коснулся чувствительной кожи Её промежности… Его мягкая рука скользнула по Её лбу, откидывая влажные пряди волос.
— Лишь одно слово… — Его голос был бесконечно далекий, вездесущий, едва слышымый, но оглушающий, родной и незнакомый…
— Да! Я хочу! Я прошу! Войди в меня!

Страница 3 из 1012345...10...Последняя »
Статистика:


Яндекс.Метрика




© 2019 Эротические рассказы  · - сайт создан для людей, при копирование материалов ставьте пожалуйста ссылку на наш сайт.
проститутки москвы, шлюхи москвы проститутка Питера, проститутка СПб порно, порно видео, порно онлайн, смотреть порно